Главная страница / Библиотека / Статьи

Ма Хун - Тайцзицюань семьи Чэнь – эстетика, здоровье, боевое искусство

Скачать книгу в формате WORD

Из книги «Сущность и практика тайцзицюань семьи Чэнь», лекции Чэнь Чжаокуя, составлено Ма Хуном. Пекин 1992 год.
Вступление
  Ма Хун
  1 
Тайцзицюань семьи Чэнь это яркая жемчужина в сокровищнице боевых искусств Китая, один из особенных видов традиционной физической культуры. В конце династии Мин – начале династии Цин (вторая половина 17 века Р.Р.), когда Чэнь Вантин разрабатывал теорию и практику тайцзицюань, он исходил из трех источников. Во-первых, его теория основывается на философском учении инь – ян из древнего трактата «Ицзин». Во-вторых, он опирался на на учение о меридианах из искусства «вскармливания тела» даосов и традиционной китайской медицины. В-третьих, при создании комплексов таолу он использовал позы из трактата Ци Цзигуана «Цюань цзин». 

Составленная таким образом система рукопашного боя, в котором в равной степени представлены и древняя наука и тренировочные методы, в котором есть и оздоровительные и боевые и эстетические аспекты, является превосходным  видом боевого искусства. Поэтому мы говорим, что тайцзицюань это учение, в котором человек развивается морально и физически. Поэтому боевая  и научная ценность тайцзицюань семьи Чэнь привлекает серьезное внимание множества людей как в Китае, так и за его пределами. 

Тайцзицюань семьи Чэнь был создан в конце династии Мин – начале династии Цин Чэнь Вантином, жившим в деревне Чэньцзягоу, уезда Вэнь, провинции  Хэнань. Тайцзицюань практиковался только в Чэньцзягоу и не распространялся вовне. После передачи семейного искусства прямым потомком 14 поколения Чэней, великим мастером тайцзицюань Чэнь Чансином, по прозвищу «Господин Табличка Предков» (видимо за идеально прямое положение тела – одного из главных требований в тайцзицюань Р.Р.) человеку вне клана Чэней, уроженцу г. Юнънянь провинции Хэбэй Ян Лучаню, тайцзицюань приобрел новые стили Ян, У, Ву, Сунь и постепенно стал распространяться по всему Китаю. 

По прошествию длительного времени стал распространяться мягкий и медленный тайцзицюань. Такие требования тайцзицюань как присутствие в равной степени погруженности и легкости, взаимное порождение твердости и мягкости, смена быстрого и медленного, спиральное скручивание шунь – ни остались отличительной особенностью тайцзицюань семьи Чэнь (в старой форме лаоцзя Чэнь Чансина). Этот стиль стал распространяться в Пекине и Наньцзине известнейшим и величайшим мастером тайцзицюань Чэнь Факэ из Чэньцзягоу и его племянником Чэнь Чжаопи. Чэнь Факэ принадлежит чрезвычайно большое значение в деле  упорядочивания и распространения формы (таолу) тайцзицюань семьи Чэнь. После кончины Чэнь Факэ в 1957 году, на протяжении последних 30 лет тайцзицюань семьи Чэнь стал распространяться из Пекина в города  Шанхай, Наньцзин, Ханчжоу, Шицзячжуан, Цзяоцзо и др. Главная заслуга в этом принадлежит младшему сыну Чэнь Факэ Чэнь Чжаокую. После выхода книги «Тайцзицюань стиля Чэнь», изданной другими учениками Чэнь Факэ Гу Люсинем и Шэнь Цзячженем, которые использовали позы и фотографии Чэнь Факэ и Чэнь Чжаокуя, тайцзицюань семьи Чэнь стал широко известным в Китае и за рубежом. 

Чэнь Факэ был правнуком Чэнь Чансина, представителем 17-го поколения клана Чэнь, выдающимся учителем нашей эпохи, главой школы кулачного искусства семьи Чэнь в первой половине 20-го века. В 1928 году по приглашению Сюй Юйшэна Чэнь Факэ приехал в Пекин преподавать тайцзицюань. Он не делал из этого большой огласки, поэтому последователей было мало и Чэнь тайцзицюань не был широко распространен. Чэнь Чжаокуй был младшим и любимым сыном Чэнь Факэ, он постоянно был рядом с отцом. Он с малолетства изучал семейную форму в низких позициях. Движения в этой форме тщательно подобраны и сравнительно тяжелы в исполнении. Чэнь Факэ установил своему сыну норму выполнения формы в один день в количестве 20 раз, Чэнь Чжаокуй делал все возможное для семейных традиций; можно сказать, что распространяемая им форма неразрывно связана с наследием Чэнь Чансина. 

После освобождения от должности Чэнь Факэ было  60 лет, он по-прежнему преподавал тайцзицюань и туйшоу в Пекине. Форма, которой он обучал, была в высоких позах, движения ровные и широкие. Однако от собственного сына он требовал тренироваться в низких стойках, по семейной традиции. 

Чэнь Чжаокуй с малолетства преемствовал семейные традиции, углублял скрытый смысл искусства тайцзицюань. Когда Чэнь Факэ скончался в 1957 году, Чэнь Чжаокую не было еще 30 лет, однако его искусство уже было утонченным, намного превосходящим остальных. Можно сказать, что он был прямым преемником старой семейной формы, идущей от Чэнь Чансина (некоторые люди называют форму Чэнь Факэ «синьцзя» (т.е. «новой» Р.Р.), Чэнь Чжаокуй говорил, что это не верно). Чэнь Чжаокуй   часто утверждал, что его умение очень далеко от искусства его отца, однако сам он был образован, эрудирован, глубоко понимал теорию кулачного искусства, постоянно проводил новые изыскания, хорошо разбирался в материалистической диалектике, разъяснял теорию и практику тайцзицюань с точки зрения современной биомеханики и физиологии человека. К тому же в течение нескольких десятилетий Чэнь Чжаокуй упорно тренировался, поэтому ему принадлежит выдающаяся роль в деле развития и распространения тайцзицюань семьи Чэнь. 

В начале 60-х годов Чэнь Чжаокуй по приглашению Гу Люсиня приехал в Шанхай. С 1961 по 1966 г.г. он преподавал тайцзицюань при Шанхайском дворце физической культуры и Нанкинском комитете по физкультуре и спорту. Таким образом, тайцзицюань семьи Чэнь пустил корни в широкие народные массы. После начала «культурной революции» 1966 году он был вынужден вернуться из Шанхая обратно в Пекин. В столице он жил за счет преподавания тайцзицюань. С 1973 по 1981 г.г. он обучал тайцзицюаню в Ханчжоу, Шицзячжуане, Цзяоцзо. 

С 1972 по 1980 г.г. я изучал тайцзицюань у Чэнь Чжаокуя три первых года в Пекине, два следующих сопровождал его в Хэнань, три раза я приглашал его к себе домой в Шицзячжуан преподавать тайцзицюань. После более десяти лет обучения реальному искусству первого и второго (паочуй) комплексов у учителя и близкого друга, я пришел к простому выводу: независимо от того, с какой точки зрения - философской, медицинской, с точки зрения физиологии, биомеханики или эстетики - рассматривать передаваемый Чэнь Чжаокуем старинный тайцзицюань (лаоцзя) Чэнь Чансина, он обладает огромной ценностью в деле укрепления физического и умственного здоровья, достойно сочетает в себе самооборону и оздоровление организма. 

Передаваемый Чэнь Чжаокуем старый (лаоцзя) тайцзицюань, идущий от Чэнь Чансина, обладает не только такими общими особенностями Чэнь тайцзийюань как смена мягкого и жесткого, взаимное содержание раскрытия и сжатия, смена быстрого и медленного, спиральное скручивание (чаньсы) в фазах шунь и ни, движения по спиральной траектории, смена пустого и полного, пронизанность всех сочленений. Этот стиль также делает особое ударение на такие базовые требования как вертикальное положение корпуса и симметричное усилие мышц всего тела при выполнении выброса силы (фацзинь):если есть движение вверх – есть движение вниз, если есть движение влево – есть движение вправо, если есть выброс вперед – есть обрушивание назад. Это называется «укрепление восьми сторон». Тайцзицюань Чэнь Чжаокуя делает акцент на движениях в низких позициях. Большое значение придается сгибанию-складыванию в области груди и поясницы вместе с внутренним движением даньтяня. Выброс силы (фацзинь) должен быть упругим и встряхивающим. В движениях имеется в равной степени погруженность и легкость; при смене пустого и полного область паха должна идти по дуге вниз; в движении цзинь особое внимание обращается на вдох и выдох. Абсолютно все движения – и большие и малые, содержат боевое применение, все части тела используются как ударные поверхности, обладают четкой боевой функцией. Воплощение этих особенностей в конкретную форму в процессе практики тайцзицюань, переданы они лично мне, или открываются для множества людей, в конечном итоге осуществляется для того, чтобы у каждого в жизни была сила, гармония и красота. 

Форма, которую практиковал Чэнь Чжаокуй, выполняется в низких позициях. Этой форме Чэнь Чжаокуя учил его отец Чэнь Факэ. В то время в Пекине было очень мало людей со стороны, изучавших эту форму. После смерти Чэнь Факэ и после начала «культурной революции» Чэнь Чжаокуй оказался одним из немногих учеников, кто распространял именно эту форму. Поэтому неудивительно, что некоторые люди, не знающие истинного положения дел, говорят, что «Чэнь Чжаокуй изменил старую форму». Есть даже люди, сбежавшие в Японию, которые безосновательно критикуют искусство учителя Чэня. Все это необоснованная болтовня. Чэнь Чжаокуй с малых лет находился рядом с отцом и строго следовал его наставлениям, усердно практиковался в условиях тяжелых и трудных тренировок. Это ясно описывала его старшая сестра («Исследование тайцзицюань семьи Чэнь», часть первая, издание второе 1984 год). Такие известные люди как Фэн Чжицян, Чэнь Лицин, Гу Люсинь давали очень высокую оценку искусству Чэнь Чжаокуя. 

Некоторые последователи, изучавшие тайцзицюань у учителя Чэня, отмечали, что преподаваемая им форма была в низких позах, движения разбирались очень подробно, способы движений тела, ног, глаз, рук, боевое применение требовалось выполнять скрупулезно и точно, делался упор на то, чтобы выброс силы фацзинь управлялся даньтянем и был раскрепощенным, живым, упругим и встряхивающим, поэтому в процессе обучения ощущалась повышенная трудность. Чэнь Чжаокуй считал, что обучение и тренировки должны быть трудными. 

Чэнь Чжаокуй часто говорил: «Мое ушу - это страдание до седьмого пота», «За учение обязательно нужно платить энергией и временем, должна быть трудность», «Стремление и воля в обучении дают соответствующий результат». Еще он говорил: «Гунфу-гунфу, если не тяжелое гунфу, то боевое искусство пустое». Кроме того, он делал большой упор на то, чтобы изучение формы исходило из реальности: в каждом приеме, в каждой позе должно быть понятно их боевое содержание. Если вы однажды освоите все основные моменты в теории и практике движения и его боевое содержание, будете точно, настойчиво и упорно следовать наставлениям учителя, то по прошествии года – двух,  после каждого выполнения формы у вас будет ощущение удобства во всем теле, ощущение хорошо выполненного дела, наполненности силой и энергией, ход мыслей будет живым и точным, весь оставшийся день вы будете чувствовать себя одухотворенным и исполненным неиссякающей силы. Это приносит внутреннее ощущение преодоления трудностей в жизни, здоровья и благополучия. 

Та величайшая серьезность, с которой учитель Чэнь относился к овладению наукой духа, и присущая ему высочайшая квалификация в боевом искусстве оставили глубокий след в моем сердце. 

Практически прошло уже 20 лет, как я  изучаю и преподаю тайцзицюань. На личном опыте я постиг, какую пользу он несет для здоровья тела и ума, для морально-этического воспитания. После ухода учителя Чэнь Чжаокуя быстро пролетело 7 лет. Сейчас я внимательно упорядочил и записал знания, данные учителем, которые впитывал на личном опыте. Так я знакомлю людей с сокровенной сутью и особенным характером тайцзицюань, передаваемым из поколения в поколение в семье Чэнь, тем самым воплощая давнюю мечту моего учителя. 

2
 
 
            Характерные особенности и основная суть той формы тайцзицюань, что передавалась от Чэнь Чансина (представитель 14-го поколения семьи Чэнь) до Чэнь Факэ (представитель 17-го поколения семьи Чэнь), плоть до Чэнь Чжаокуя (18-е поколение) выражается в нескольких важнейших аспектах:
 
(1)   Прямой корпус, движения в низких позициях
 
Сначала следует сказать, что тайцзицюань семьи Чэнь по причине разности между людьми делится на три вида: высокий средний и низкий. Передаваемая Чэнь Чжаокуем форма была той, которой с детства его обучал отец. Главной предпосылкой для выполнения формы в низких позициях является прямой корпус и раскрепощенность. Это прямая передача от Чэнь Чансина. Поэтому современники Чэнь Чансина называли его «Чэнь Табличка Предков». Учитель Чэнь Чжаокуй говорил, что его отец в свое время каждое утро тренировался сам и обучал его в низких стойках, за пределами дома он преподавал в средних и высоких стойках. Однако низкость стойки тоже имеет свои пределы, кроме «пубу», неважно какая это стойка «мабу» или «гунбу», бедро должно быть параллельно полу и не должно быть ниже колена, угол между бедром и голенью не должен быть меньше 90 градусов, иначе возникает болезнь «качающийся пах». Чэнь Факэ говорил, что практиковать форму нужно «Будто сидишь на скамейке, так же устойчиво». Это как эффект от длительного «стояния столбом», поэтому такое выполнение формы называли «подвижное стояние». Кроме этого есть еще одно трудное место, это момент смены пустого и полного, перехода веса тела, когда нужно, чтобы область паха шла по дуге вниз. Чэнь Чжаокуй метафорично сравнивал это движение с «движением по дну казана», «нельзя поднимать центр тяжести слишком высоко» (нельзя идти по дуге вверх, или горизонтально смещать центр тяжести). Требование тренировать форму в низких позициях, к тому же вести пах по дуге вниз повышает интенсивность движений, увеличивает трудность выполнения, это подлинное гунфу. К тому же, кроме укрепления тела и мозга, это гунфу чрезвычайно повышает эффективность боевого применения. Однако к пожилым и слабым людям это требование не обязательно, можно делать в средних и высоких стойках.
Из физиологии мы знаем, что каждое движение обязательно имеет определенную интенсивность, а также сравнительно продолжительную интенсивность повторяющуюся во времени, тогда возможно увеличение сопротивляемости организма, особенно это проявляется на улучшении работы системы кровообращения и системы дыхания. Рациональное сочетание интенсивности движения и его продолжительности повышает эффективность деятельности системы кровообращения и системы дыхания и не может ее снизить. Сопротивляемость организма тоже повышается, легкие и сердце работают лучше. В физических упражнениях участвующих в работе мышц еще больше, повышаются нагрузка на системы кровообращения и дыхания, явно возрастает эффективность работы сердца и легких. В человеческом теле мышцы ног заметно сильнее мышц рук, поэтому очень многие передовые виды физического развития уделяют особое внимание на увеличение силы в движениях ног. В передаваемой Чэнь Чжаокуем форме в низких позах особенно тренируется сила ног, к тому же она продолжается довольно длительное время (большая часть формы это низкие стойки), тренироваться действительно очень трудно, сначала болят ноги, у некоторых до полутора лет, но затем боль проходит. Зато потом приходящий эффект необычайно заметный, вы сами сможете ощутить как «вслед за горем приходит радость», в конце концов тело приобретает выгоду и не страдает. Согласно наблюдениям учеников, прозанимавшихся один – два года, абсолютно у всех возросла эффективность работы сердца и легких, кровяное давление пришло в норму, мышцы бедер заметно увеличились, возросла сила ног, страдающие ожирением похудели, худые прибавили в весе, у кого было повышенное кровяное давление, то оно понизилось, у кого шесть – семь лет было пониженное давление, оно стало в норме. Исключительно многозначительный признак это то, что увеличение силы ног от движений в низких позах еще и повышает и улучшает работу мозга. Очень много людей с переутомлением до вялости от умственной и нервной деятельности, вплоть до хронических заболеваний на этой почве, тренируясь в низких позах, не только излечивались, но у них еще и существенно прояснялась голова, улучшалась память. Люди, которые совмещали занятия тайцзицюань с практикой цигун, очень быстро достигали накопления ци в даньтянь, пронизанности и прохождении ци через все тело, ощущения переполняемости внутренней и внешней энергии. Это является результатом «подвижного стояния» от движений в низких позициях, через раскрепощение (а, следовательно создание благоприятного условия для прохождения ци Р.Р.) всего тела, от прямого и удобного положения верхней части тела, погружения плеч и свешивания локтей, втягивания груди и растягивания спины, сгибания колен и раскрепощения области малого таза, направленности внимания (и) на даньтянь, погружения ци в даньтянь, «хватания» пальцами ног земли, пустоты в области точки юнцюань, а также других основных требований тайцзицюань, выполнение которых непременно ведет за собой подчиненное движение ци и крови. А отсюда достигается ослабление в области груди и наполненности в области живота, улучшается кровь, снижается внутричерепное давление, кровяное давление имеет тенденцию к стабилизации и оптимизации. Это совпадает с основным принципом медицины и физиологии.
Все вышесказанное относится и к боевому применению, это легкость сверху и погруженность снизу, тренировочный метод движения центра тяжести внизу, непременное условие устойчивости в нижней части тела, укрепление голеней и стоп, сердце – государь спокойно и уверенно, «превосходить людей, став подобным ваньке - встаньке», это говорит о сохранении собственного равновесия и нарушении равновесия противника, первого условия в планировании победы над противником. Такое подчиненное движение ци направленное вниз от «подвижного стояния» является одним из базовых устоев в ушу и цигун.
 
(2)   Гармония симметричности, основной принцип наполненности
 
Тайцзицюань семьи Чэнь – это один из видов боевого искусства,
использующих основной философский принцип наполненности. За его основу берется постоянная целостность и гармоничное единство всех объектов в окружающем мире, что является основополагающей идеей традиционной китайской философии. Схема тайцзи (тайцзиту) является прекрасной иллюстрацией этой философии. Тайцзицюань – это проявление данной философской идеи, выраженной в форме движений. Потому некоторые говорят, что в мире нет больше второго такого аспекта физических упражнений, которые проявляются в тайцзицюань, который руководствуется подобной философской идеей, нет второго такого вида физической культуры, который развивает в одном индивидууме циркуляцию и взаимное проникновение материи и духа. Эти слова отнюдь не преувеличение. В передаваемой Чэнь Чжаокуем форме жесткость и мягкость, раскрытие и сжатие, легкость и погруженность, целый ряд других симметрий, равновесия и гармоничности движений является ее внутренним содержанием, а скручивание шунь – ни и движения по спиральным траекториям является ее внешним проявлением.Основа древней философии тайцзицюань базируется на учении инь – ян из трактата «Книга перемен» («Ицзин»), «Два первоначала тайцзи (небо и земля, как первооснова всего сущего Р.Р.), есть мягкое, есть жесткое». Идея, которая пронизывает «Ицзин» – это космос как единый организм, содержащий в себе единство противоположностей стихий инь и ян. Человеческое тело как малый космос, имеющий инь и ян, инь и ян обладают взаимопроникающим отзвуком и отражением, устройство с совершенно необходимым равновесием. Вместе с тем считается, что человек и небо (природа, космос) должны соответствовать друг другу, «небо и человек взаимно соответствуют», «небо и человек сливаются воедино». В соответствии с этим, в древнем трактате по китайской медицине «Нэйцзин» сказано: «Инь ровный ян скрытый, тогда жизненность и дух в порядке». Тайцзицюань семьи Чэнь базируется на вышеуказанном учении инь – ян, равно как и на учении традиционной китайской медицины о меридианах («цзинло»), и создан как вид боевого искусства, содержащий в себе и укрепление здоровья и самооборону. В нем не только есть мягкость и жесткость, раскрытие и сжатие, полнота и пустота, быстрота и медленность, а также он апеллирует такими понятиями, как «в жесткости есть мягкость», «в мягкости есть жесткость», «в раскрытии есть сжатие», «в сжатии содержится раскрытие». Если применять это к боевому аспекту тайцзицюань семьи Чэнь, то он характеризуется такими методами, как «есть и нейтрализация и удар», «есть и тянущее движение и продвижение вперед», а также «нейтрализация и в тот же момент удар», «тянуть и тут же пройти вперед», «сочетание нейтрализации и удара», «сочетание тянущего движения и прохождения вперед», и т.д. Наряду с этим, в тайцзицюань Чэнь Чжаокуя делается особый акцент на равновесие инь – ян во всех движениях, если есть верх - есть и низ, есть движение вверх – обязательно есть движение вниз; выброс вперед – обрушивание назад, выброс влево – обрушивание вправо, выброс вправо – обрушивание влево; если есть движение влево – обязательно есть движение вправо, если есть движение вправо – обязательно есть движение влево; имеется и внутреннее и внешнее, внутреннее и внешнее тренируются в равной степени. Касательно методов тела (принципов положения туловища Р.Р.), нужно растягивание в противоположные стороны делать длинно, вместе притягивать и связывать, делается акцент на симметричное усилие, усилие на поддержание и укрепление восьми сторон, всегда и везде сохраняется равновесие, нужно стремиться к тому, чтобы тело было как одна семья. Например, в движении 5 позы «дух хранитель толчет в ступе» («цзиньган дао дуй»), правая рука сжимается в кулак и поднимается вверх, поднимается правое колено, грудь и поясница обязательно раскрепощаются и погружаются вниз, этим сохраняется устойчивость, пустое и полное находятся в равновесии. Или в позах «лениво подоткнуть одежду» («лань чжа и»), «одиночный хлыст» («дань бянь»), в первом выброс вправо с одновременным обрушиванием влево, во втором выброс влево с одновременным обрушиванием вправо. В позе «на шесть запереть, на четыре запечатать» («лю фэн сы би») в движении 3 обе руки делают выброс с техникой цзи вперед вверх, левая ягодичная мышца непременно должна делать обрушивающее движение назад влево. Обрушивание вниз закатывание наружу (ся та вай нянь), равновесие переда и зада. Или в позе «белый журавль расправляет крылья» («бай хэ лян чи»), сверху раскрытие снизу сжатие, в сжатии есть раскрытие (стопы стягиваются колени раскрываются), нужно стремиться к тому, чтобы «в разворачивании была идея концентрации, в сгруппировании была работа раскрывания». Сила базируется на механике, внешняя форма движений обладает уравновешенной красотой. Или например, в выбросе силы в позе «прикрыться кистью, рука – кистень» («янь шоу гун чуй»), выражается содержание мягкости в жестком, подвижная раскрепощенность и упругое встряхивание, а также проявляется выброс вперед и обрушивание назад (правый кулак ударяет вперед, левый локоть делает симметричное движение назад, передняя нога сгибается, задняя нога давит назад, есть перед есть зад, одно цельное разнонаправленное усилие по спиральной траектории). Целиком вся таолу (форма) построена таким образом, что движения в позах меняются одно за другим, в жесткости скрыта мягкость, есть и быстрые и медленные, есть раскрытие есть сжатие, есть вперед есть назад, есть вправо есть влево, есть закручивание есть распускание, есть повышение есть понижение, словно спираль, словно волны бурлят на реке, то вздымаясь то прячась, которая нескончаемо катит свои воды. Такая тренировка единства противоположностей сил в каждой части человеческого тела в целом усиливает его природные качества, полноценно и не однобоко развивает все его части: сверху и снизу, справа и слева, снаружи и внутри. Процесс человеческой жизни это проявление закона единства и борьбы противоположностей внутри человеческого тела (например сжимание и разворачивание сердечной мышцы).
            На один из важнейших пунктов в тайцзицюань, а именно на баланс движения и покоя, делается особый акцент. В тренировке это представляет большую трудность, каким образом в выполнении движений сохраняется равновесие движения и покоя? Эта истина имеет исключительный смысл. Практика доказывает: мозг может добиваться так трудно достижимого спокойствия и хладнокровия в повседневной жизни, к тому же когда тело реализует движения относительно повышенной трудности, очень хорошим механизмом будет, если сделать мозг «главным штабом» для всего тела, это называется «одна дума заменяет десять тысяч мыслей». Очень точно выразил подобное равновесие движения и покоя теоретик искусства Винкельман (1718 – 1768): «Образ бездонной глубины океана пребывающий в тиши, невзирая на свирепый шторм на его поверхности». Поэтому люди, изучающие тайцзицюань Чэнь Чжаокуя развиваются всесторонне. Универсальное отражение физических упражнений на работе мозга особенно очевидно.
            С точки зрения боевого применения, Чэнь Чжаокуй часто говорил: «Тренировка туйшоу – это защита собственного равновесия и слом равновесия противника». Таким образом, в тренировках делается акцент на прямое положение туловища, укрепление восьми сторон, делая тело словно весы. Чэнь Синь писал: «Кулачное искусство это весы». Весы это груз и балансир. Только сохраняя собственное равновесие, «стоять ровно и спокойно, двигаться как колесо», упражняясь можно стать непобедимым. 
 
(3)   Скручивание шунь – ни, не круг так дуга
 
Тайцзицюань семьи Чэнь не только отвечает основной философской
мысли традиционной древнекитайской философии, а также основной концепции современной философии. Ф. Энгельс писал про основной закон диалектики: «Борьба противоположностей ведет к развитию, процесс развития идет по спирали» («Диалектика природы»). Единство борьбы противоположностей в тайцзицюань является свойством присущих ему движений, «прямое и обратное наматывание нити» (скручивание в фазах шунь и ни), движения идущие по круговой траектории, по дуге, по спирали это внешняя форма этих движений. «Тайцзицюань это наматывание» (Чэнь Синь). Чаньсыцзинь («усилие наматывания нити» или «усилие скручивания» Р.Р.) это квинтэссенция тайцзицюань.
            В тайцзицюань семьи Чэнь, не важно большие движения или малые, быстрые или медленные, всегда идут по кругу или по дуге, любое место образует окружность, скручиваются в фазах шунь или ни, в каждом движении осуществляется мягкость и жесткость, быстрота и медленность, раскрытие и сжатие, подъем и погружение, это проявляется в каждой части тела, это является самым главным постулатом в теории тайцзицюань Чэнь Чжаокуя. Почему называется «скручивание в фазе шунь» («прямое наматывание»)? Почему называется «скручивание в фазе ни» («обратное наматывание»)? По этому поводу написано множество статей, нарисовано множество схем, однако комментарии смутные и не четкие. Чэнь Чжаокуй давал этому очень простое объяснение. Он брал своей правой кистью вашу правую кисть и скручивал свою ладонь в сторону мизинца, большой палец стягивался с мизинцем, это называется скручивание в фазе шунь; и наоборот, если ладонь скручивается в сторону большого пальца, а мизинец стягивается с большим пальцем, это называется скручивание в фазе ни. С вашей стороны, в первом случае будет скручивание ни, во втором скручивание шунь, соответственно наоборот. В одном повороте ладоней становится полностью понятным скручивание шунь – ни. Усилие скручивания ног в фазах шунь ни полностью аналогичны описанному выше. Еще он говорил: «Раскрытие (кай), раскрытие внутри спирали, это не просто растягивание в стороны; сжатие (хэ), сжатие внутри спирали». «В жестком и быстром нельзя утрачивать спиральное усилие». В особенности это касается второй формы (паочуй), где много быстрых движений и прыжков, однако в быстроте нельзя утрачивать спирального усилия. Практикуя тайцзицюань, нужно быть похожим на катящийся, прыгающий и вертящийся волчком шар. Выбрасываемая вперед сила похожа на летящий и крутящийся снаряд. Чэнь Чжаокуй проводил аллегорию с выполнением позы «автоматическая пушка» («лянь чжу пао»), он говорил, что оно делается словно столяр сверлит дерево, образно объясняя быструю буравящую силу удара вперед. Медленные движения также идут по спирали. Например, два самых последних движения в позах «лениво подоткнуть одежду» («лань чжа и») и «одиночный хлыст» («дань бянь») медленно и мягко идут по спирали с погружением вниз. Тренируясь, не важно о чем идет речь, о туйшоу или форме, всегда нужно поддерживать округлость, «каким местом коснулись, там формируется круг». Кроме этого нужно, чтобы в движении силы тайцзи в форме спирали поясница была осью (стержнем). Чэнь Чжаокуй акцентировал внимание на вертикальном положении туловища и на сохранение стабильности стержня. Не важно в какой фазе скручиваются руки или ноги, шунь или ни, большой или малой амплитуды раскрытие или сжатие, нельзя непроизвольно сдвигать стержень, нужно остерегаться раскачивания корпусом в стороны, наклоняться вперед или откидываться назад. Если спираль сжимается, то она сворачивается с центростремительной силой к груди и пояснице, ци концентрируется в даньтянь; если спираль раскрывается, то разворачивается с центробежной силой от даньтянь, ци пронзаетчетыреконечности. Учитель Чэнь сравнивал область поясницы и даньтянь с осью в колесе, если сохранять вертикальность оси (стержня), вращение колеса способно обладать силой. Если ось (стержень) разболтана и раскачивается, корпус будет раскачиваться, непременно снизится сила центростремительной или центробежной спирали, тело легко теряет равновесие, а это не неблаготворно сказывается и на укреплении здоровья и на боевом применении.
 
(4)   Внутреннее вращение даньтянь, сгибание и складывание в груди и пояснице
 
Мы называем тайцзицюань семьи Чэнь «Учением, развивающим морально и физически» по той причине, что в нем в равной степени присутствуют внутренние и внешние методы тренировки. Ее внутренняя сторона впитала в себя искусство тунна и даоинь китайских даосов совместно с искусством «вскармливания тела» и учение древней китайской медицины о каналах и меридианах цзинло. Основная специфика внутренней работы (нэйгун) тайцзицюань заключается в погружении ци в даньтянь, внутреннем вращении даньтянь, что формируется во внешнем проявлении в виде сгибания и складывания груди и поясницы, пронизанности сочленений, движении по спирали. В «Цюань лунь» сказано: «Из почек выходящее в почки входящее является полным постижением истинного». Чэнь Чжаокуй объяснял внутренний смысл этого высказывания для тайцзицюань, он говорил: «Выходящее из почек и в почки входящее это требование взаимной связи опускания ци в даньтянь и внутреннего вращения даньтянь, внешне это сгибание и складывание груди и поясницы». Когда он преподавал, на каждом движении постоянно повторял: «Все важное целиком находится в движении между грудью и поясницей», «Поясница – господин, совместно с даньтянь ведет движение (внутреннее вращение даньтянь)». Также он акцентировал: «Поясница не движется, кисти не выбрасывают». Поясница и даньтянь не двигаются, руки и ноги очень подвижны, это болезнь «одиночных несогласованных движений». К тому же он увязывал это с позами (например переход от позы «лениво подоткнуть одежду» («лань чжа и») к позе «на шесть запереть, на четыре запечатать» («лю фэн сы би»), первая и вторая «тройная смена ладоней» («сань хуань чжан»), «удар прикрывающий корпус» («пи шэнь чуй»), «прорыв слева» («цзо чун»), «прорыв справа» («ю чун») и др.), объяснял что в них явно выражено внутреннее вращение даньтянь, что является сутью усилия сгибания и складывания поясницы. Подобное акцентирование на метод движения в области груди, поясницы и живота хорошо сказывается на укреплении здоровья. У человека в области живота много внутренних органов, в этом месте собирается и проходит кровь со всего тела, а также это главный орган управления продольных и коллатеральных каналов (цзинло). Каждое сгибание и складывание груди и поясницы тепло и приятно массируют внутренние органы. Это позволяет преобразовывать жизненность в энергию (цзин в ци), укрепляет возможности, удаляет лишний жир в области живота, повышает эффективность работы внутренних органов, к тому же увеличивает силу и эластичность мышц живота. Люди, страдающие заболеваниями почек и пищеварительного тракта, которые практикуют тайцзицюань выздоравливают, в этом большая заслуга принадлежит именно этому методу. Тренировка сгибания и складывания груди и поясницы тесно связана с методом движения истинной субстанции (первородного ци), его эффективность весьма очевидна. Вращение даньтянь вверх и вниз стимулирует прохождение каналов жэньмай и думай (переднесерединный и заднесерединный меридианы), горизонтальное вращение даньтянь стимулирует проходимость меридиана даймай (опоясывающий меридиан), вращение даньтянь по диагоналям стимулируют другие меридианы (смотрите Чэнь Синь «Комментарии к схеме тайцзи» («Тайцзи ту шо)). Пожилые люди, люди среднего возраста, молодые, а также занимающиеся практикой цигун утверждают, что «прохождение застав» (способность ци проходить трудные места в организме Р.Р.) становится быстрым. Мастера цигун отмечают, что после занятий тайцзицюань увеличивается объем внешнего ци. Поэтому говорят, что внутреннее вращение даньтянь это квинтэссенция внутренней работы (нэйгун) в тайцзицюань.
Теперь с точки зрения боевого использования относительно всего вышесказанного. Если ци крепкая, то сила большая, в тайцзицюань хотя и добиваются победы не применяя грубую силу, однако в боевом искусстве и ци и сила как одно целое является основой. Чэнь Чжаокуй говорил: «В практических делах тайцзицюань вовсе не есть полное отрицание использования силы, техника и сила тесно связаны, если нет силы как основы корней, невозможно полностью раскрыть технику и использовать ее для победы». Только такая сила тайцзицюань вовсе не подобна обычной грубой силе, это своеобразная обильная упругая сила, разворачивающаяся по спиральной траектории, эта сила тесно связана с истинной субстанцией (первородной ци). Поэтому, из - за отличия от обычной грубой силы, ее называют «цзинь». Кроме того, тренировка сгибания и складывания груди и поясницы, скручивания шунь – ни, является очень важным аспектом в тренировке тянущего преобразования поступательной силы и оптимальном использовании силы скручивания тела по спирали на атакующую силу противника. Поэтому поясница это господин силы всего тела. Это полностью соответствует принципу тайцзицюань: «Сила развивается в стопах, проходит в бедрах, подчиняется пояснице, формируется в кистях».
 
(5)   Взаимная поддержка мягкого и жесткого, раскрепощенность живость упругость и встряхивание
 
Тайцзицюань семьи Чэнь это такой вид боевого искусства, в котором мягкость и жесткость взаимно поддерживают друг друга, быстрота и медленность следуют с периодичностью. Однако быстрая и жесткая сила это здание, в фундаменте которого лежит раскрепощение всего тела, сила, которая развивается и взрывается по форме спирали. Чэнь Чжаокуй, когда знакомил с подобной раскрепощенной живой упругой и встряхивающей силой, говорил: «В Чэньцзягоу такую силу называют «и гэ лин» - «быстрота в один гэ (одно деление на шкале, графа, клетка Р.Р.)», в обычных видах ушу это называют «цунь цзинь» – «сила в один дюйм»». Главные требования для выпуска подобной упругой живой раскрепощенной и встряхивающей силы следующие: она базируется на раскрепощении всего тела, руководится мозгом, управляется поясничным отделом позвоночника, тесно связывается с внутренним вращением даньтянь, проявляется в упругом встряхивании по спирали, направляется силой всего тела, проходит сочленение за сочленением, концентрируется в точке выброса, в одно мгновение, как раскат грома не успевает достичь слуха, взрывается из любого места на конечностях, порождает колоссальную мощь. Чэнь Чжаокуй объясняя, давал такое сравнение: «Это похоже на выгул скота, после того как мул вдосталь наваляется по земле, он поднимается и неожиданно встряхивается всем телом, легко свободно и сильно стряхивает с тела налипшую пыль». А также: «Это как часовая пружина, если ее скрутить, потом отпустить, она взрывается с силой разматывающейся пружины». Касаясь главного аспекта в раскрепощенности такой силы, он особо настаивал на раскрепощении области плеч и груди, акцентировал, что нужно начинать с «погружения плеч», «осаживании запястий», «раскрепощении куа» и «движении и изменении в груди и пояснице», это, в свою очередь, решает проблему раскрепощенности всего тела. Действительно, в «Цюань лунь» сказано: «Прибегают к хитростям в плечах, двигаются и изменяются в груди и пояснице». Он постоянно повторял: «Все важное происходит в движении и изменении в груди и пояснице», «Если скверно с раскрепощением, не стоит и говорить об упругом встряхивании».
Практика доказывает, что тренировка раскрепощенной живой упругой и встряхивающей силы, овладению которой обучал Чэнь Чжаокуй, имеет большое практическое значение для укрепления силы, реакции, эластичности и скорости тела. Такая раскрепощенная живая упругая и встряхивающая сила может быть ведущей силой проходящей по спирали через поясничный отдел позвоночника, возбуждает ци и кровь во всем теле, заставляет оживляться и наполняться ци и кровью все части тела, является одним из побудительных моментов движения духа. В «Цюань лунь» сказано: «При концентрации (силы) ци возвращается в даньтянь, при выбросе (силы) ци пронзает четыре конечности». Поэтому всегда после исполнения всей формы тайцзицюань семьи Чэнь, которой обучал Чэнь Чжаокуй, после каждого раза ощущается повышение температуры в конечностях, центры ладоней, центры стоп, кончики пальцев рук, пальцы стоп теплеют. Тело ощущает комфорт, состояние духа приподнятое. Это значит изначальная сущность (первородная ци) переполняется, вплоть до проявления первородной ци вовне. Вместе с этим, основанием такой упругой встряхивающей силы является раскрепощенная мягкость, нет раскрепощенной мягкости, нет упругой силы. Установка «мягкость и жесткость поддерживают друг друга» является теоретическим обобщением раскрепощенной живости упругого встряхивания.
Теперь о выбросе силы с трясением стоп (чжэньцзяо), о влиянии его на здоровье есть неодинаковые мнения. В нашем понимании, только в надлежащем исполнении, на котором настаивал учитель Чэнь (в момент чжэньцзяо подошва стопы ставится ровно, нельзя чтобы вес был на пятке, не нужно делать резких ударов по таким поверхностям как цементное и асфальтовое покрытие, по каменным плитам) чжэньцзяо не только не имеет вредных для здоровья результатов, но еще имеет множество преимуществ, о которых многие люди не знают. В китайской медицине считается, что подошва стопы у человека это «второе сердце». «На подошве стопы имеются точки, которые влияют на весь организм, стимулируя подошву стопы можно активизировать периферийные нервные окончания, вегетативная нервная система и внутренняя секреция работают наилучшим образом. В результате не только в ногах, но и в голове появляется ощущение легкости, улучшается память». В традиционной китайской медицине используется иглоукалывание, к примеру, если воздействовать этим способом на точку гунсунь (на внутренней части стопы на нижней передней кромке у основания большого пальца стопы на один цунь сзади первой фаланги), можно лечить болезни желудка, болезни головы. К тому же в медицине изучаются «вибрационные методы лечения», они опираются не только на специальные медицинские приборы, а так же в них делается акцент на использование особых внутренних вибрирующих сил человеческого тела, в лечении заболеваний периферийных кровеносных сосудов, некроза кровеносных сосудов заметно улучшается работа по снабжению их кровью. Работница Первой типографии в нашем городе Ли Сюэлань (в возрасте 53 лет) страдала воспалением кровеносных сосудов (васкулит) обеих ног, пальцы ног были фиолетово-черного цвета и болели, медикаментозные средства не давали очевидного результата. В 1982 году стала изучать тайцзицюань семьи Чэнь в соответствии с тренировочным методом, который практиковал Чэнь Чжаокуй: взаимная поддержка мягкого и жесткого, периодическая смена быстрого и медленного, раскрепощенный живой упругий и встряхивающий выброс внутренней силы, чжэньцзяо. Она особенно уделяла внимание требованиям учителя на ««хватание» пальцами ног земли, пустоте в области точки юнцюань», спустя три месяца фиолетово-черный цвет ног и боли прошли, васкулит исчез. Она радостно говорила людям: «Чэнь тайцзицюань прекрасно излечил мою болезнь». Кроме этого, учитель Чэнь к разным людям применял разные требования, он часто говорил: «Чжэньцзяо, нравиться или нет, нельзя просто топать ногой, в момент постановки на землю нужно обращать внимание на соединенном пронзании мысли (и), энергии (ци) и силы (ли) в стопе и пятке».
С точки зрения боевого применения, подобное идущее по спиральной траектории раскрепощенное живое упругое и встряхивающее усилие гораздо сильней и эффективней жесткой и грубой силы, идущей по прямой линии. Она может делать противнику внутренние повреждения не видимые снаружи. К тому же она эффективна по отношению к продолжительности силы и концентрации в одной точке.
 
(6) Сочетание пустого и полного, взаимное присутствие легкости и погруженности
 
Чэнь Чжаокуй часто говорил, что практика тайцзицюань, это тренировка постоянного сохранения равновесия своего тела, практика туйшоу это изыскание возможности нарушить равновесие противника. Нужно контролировать собственное равновесие, добиваться того, чтобы быть всегда сбалансированным, нужно хорошо освоить в движениях наличие пустого и полного. В тайцзицюань в любом месте имеется пустое и полное, это общеизвестно, однако каким образом контролировать пустое и полное, особенно как сохраняется центр тяжести в постоянном равновесии, это понимается далеко не всеми. Кроме описанного выше правила «изменения пустого и полного должны делаться так, чтобы пах двигался по нижней дуге», Чэнь Чжаокуй говорил также, что понятие «пустое - полное» содержит два аспекта: первый это постоянная смена центра тяжести человеческого тела на пустое и полное (обычный перенос веса тела с одной ноги на другую Р.Р.), второй это первичная и вторичная роль при выбросе силы фацзинь. Когда Чэнь Чжаокуй так говорил о центре тяжести, он объяснял: тяжесть слева – слева пусто, тяжесть справа – справа пусто, когда левая рука опускается вниз с техникой цайцзинь, левая стопа является пустой, а правая полной (центр тяжести наклоняется); когда руки толкают вперед или выполняют горизонтальный лецзинь (косо вверх), правая рука полная, правая стопа тоже может быть полной. Однако, когда правая рука делает срыв (цайцзинь) вниз, то правая стопа обязательно пустая. Фацзинь с чжэньцзяо, фацзинь с давящей стопой (дэнцзяо) по отношению к центру тяжести тела всегда пустые. Однако, касательно пустого и полного при выбросе силы можно назвать полными. Еще он также говорил, что если идет выброс вперед, есть обрушивание назад, что указывает на симметричное усилие. Идущая вперед с выбросом силы часть тела есть полное в фацзинь, обрушивающаяся назад часть тела есть полное в переносе центра тяжести. Чэнь Чжаокуй комментировал этот принцип на примере из обычной жизни: допустим вы стоите зимой на берегу замерзшей реки, одной ногой наступаете на лед и пробуете толщину льда, не зависимо от того, с какой силой вы топаете по льду, ваш центр тяжести будет на той ноге, что на берегу и она будет полной, топающая по льду нога будет пустой; с другой стороны, с точки выброса силы, передняя нога будет полной. Обязательно нужно четко разделять два понятия пустого и полного, только тогда будет достигнуто взаимное присутствие пустого и полного, только тогда будет сохраняться равновесие тела. Эта концепция, не важно куда направлена, относительно укрепления здоровья, или боевого использования, в любом случае она имеет чрезвычайно важное значение.
 Относительно пустого и полного центра тяжести, кроме стойки на одной ноге (дулибу), вес распределяется на 60% и 40%. Непрерывно меняется, иногда вес может разделяться на 70 и 30, на 20 и 80 (если принимается сюйбу или при переходных движениях). Всегда нужно придерживаться требования стабильного сохранения равновесия тела.
 
(7) Смена быстрого и медленного, ритмичность и отчетливость
                                                                                                
Относительно взаимной смены быстрого и медленного, одновременно изучающие Чэнь тайцзицюань люди не одинаково трактуют этот принцип. Некоторые говорят, что один раз форму нужно делать быстро, второй раз медленно, это и есть взаимная смена быстрого и медленного. Другие говорят, что начинающие практикуют форму медленно, продвинутые быстро, это и есть взаимная смена быстрого и медленного. Когда Чэнь Чжаокуй обучал форме, он придерживался точки зрения, что в форме от начала до конца есть быстрое есть медленное, есть подъемы, есть амплитудность и мягкость, как катятся волны. Кроме этого, в каждой позе, между законченными движениями также есть быстрое и медленное. Выброс силы фацзинь быстрый, аккумулирование силы сюйцзинь медленное; мягкие нейтрализующие движения в общем медленные, жесткие выбросы в общем быстрые. Некоторые позы выполняются быстро (например «лянь чжу пао» («автоматическая пушка»), «юй нюй чуань со» («яшмовая дева ткет челноком»)), некоторые позы выполняются мягко и медленно («лань чжа и» («лениво подоткнуть одежду»), «цянь тан ао бу» («перейти брод, ломаный шаг»)). В первой части формы сравнительно много медленных движений, во второй части сравнительно много быстрых движений, в позе «эр ци цзяо» («двойной подъем стоп») есть высокий прыжок, до и после движения медленные и устойчивые. Нужно выполнять требование «медленное не застойное, быстрое не разбросанное», в медленном нельзя терять скрученное усилие чаньсыцзинь, быстрые движения также идут по спирали. Всегда, когда Чэнь Чжаокуй преподавал форму, он делал упор на то, что очень четко проявляется ритмичность быстрого и медленного. В других стилях тайцзицюань форма выполняется медленно, скорость ровная, в других видах ушу формы выполняются быстро, скорость резкая и быстрая. Когда Чэнь Чжаокуй выполнял форму, то это было похоже на катящиеся волны у реки, волнообразные подъемы и спады, задняя волна толкает переднюю, внезапно быстро внезапно медленно, внезапно скрыто внезапно явно, быстро будто гребень волны, медленно будто основание волны, людям было явно видна ритмичность. С таким методом смены быстрого и медленного вы можете долго тренироваться и не уставать, чем интереснее тренировка тем прочнее результат. С точки зрения боевого использования смена быстрого и медленного тренирует силу, можно достичь взаимной поддержки жесткости и мягкости в спиральной силе вашего тела, применяя такой метод можно воплотить в жизнь правило: «движение противника быстрое – сразу быстро откликаться, движение у противника медленное – сразу следовать медленно, следуя сгибать тут же выпрямлять».
 
(8) Придача особого значения выдоху, распирание внутреннего ци
 
В тайцзицюань семьи Чэнь так же, как и в других стилях тайцзицюань принимается во внимание естественность дыхания, на сжатии вдох на раскрытии выдох, на подъеме вдох на погружении выдох, есть вдох есть выдох. Однако Чэнь Чжаокуй во время тренировок и преподавания обращал особое внимание на выдох, во время упражнений постоянно был слышимый выдох, особенно отчетливый при выбросе силы. Окружающим запечатлевалось ощущение наполненности ци, распирание внутренней энергией. Чэнь Чжаокуй часто говорил, что выдох должен быть достаточным, в момент выброса силы можно открыть рот и с выкриком высвободить ци, во избежание сдерживания используемой силы и спертости дыхания в груди. Практика показывает, что во время тренировки, если обращать внимание на выдох и высвобождение ци из легких, то это вынуждает изначальную ци погрузиться в даньтянь, так можно долго тренироваться и не уставать. Такой тренировочный метод обращения внимания на выдох соответствует требованиям, отраженным в древних трактатах по кулачному бою «Цюань лунь», а также соответствует представлениям современной физиологии. Так в «Щаолинь цюаньшу мицзюэ» («Секреты кулачного искусства Шаолинь») также говорится: «Длинный выдох и короткий вдох это не секретный метод, передающийся в поколениях», «Ци следует движению рук, нельзя терять мягкость, только при ударе вперед нужно кричать, во избежание внешних болезней». В цигун «Шесть звуков» также делается акцент на различных звуках при выдохе. В «Методе движения изначальной ци» также делается упор на выдох. В «Чэньши тайцзицюань ту шо» («Комментарии к схемам тайцзицюань семьи Чэнь») также делается акцент на выходе мутной ци при выдохе, «мутная ци уходит, свежая ци приходит». В современной медицине считается, что обращение внимания на выдох благотворно влияет на нервную систему. В обычной ситуации это когда делается вдох возбуждаются симпатические нервы, во время выдоха возбуждаются добавочные нервы. Когда возбуждаются симпатические нервы, все тело в напряженном состоянии, что заставляет сердце биться сильней; при возбуждении добавочных нервов все тело в удобном и мягком состоянии, сердцебиение снижается. Во время практики тайцзицюань мы обращаем внимание на выдох, движение симпатических нервов соответственно ослабляется, в это время кровеносные сосуды в состоянии раскрепощения, капиллярные кровеносные сосуды также раскрываются, ци и кровь могут свободно циркулировать, поэтому снижается кровяное давление, снижается нагрузка на сердце, что может хорошо сказаться на лечении высокого кровяного давления – главной болезни сердца. Разумеется, значение выпускания ци заключается не только в возможности понижения высокого артериального давления, лечении сердечных заболеваний, но и в улучшении кровообращения во всем теле, позволяет ци и крови преодолевать труднопроходимые места в конечностях и во всем теле, играет благоприятную роль в лечении и профилактике других болезней, например ослабления нервной системы, беспорядочной работе нервных волокон, болезни пищеварительного тракта. Из наблюдений повседневной жизни людей можно заметить, что когда человек смеется, он много выдыхает, когда плачет навзрыд, много вдыхает. Что касается вдоха, так как воздушное пространство многократно превышает силу грудной полости, вы можете сосредотачиваться на выпускании мутной ци на выдохе, не контролируйте выдох, свежий воздух и ци все равно могут проникнуть в легкие.
Теперь как относится вышесказанное к боевому применению. Изрыгаемая ци в момент крика несет функцию объединения трех составляющих: и (воли), ци (энергии), ли (силы), а также устрашения противника. Таким образом, я считаю, что метод преподавания тайцзицюань Чэнь Чжаокуем с концентрацией на выдохе является научным. Во взаимной координации дыхания, движения и выброса силы в тайцзицюань семьи Чэнь используется дыхательный метод циркуляции раскрытия – сжатия, объединяющий в себе дыхание даньтянь, дыхание легких и дыхание тела, что позволяет прекрасно сочетать внутреннюю и внешнюю работу в этом боевом искусстве.
 
(9) Боевая направленность, разъяснение практического применения поз
 
Если смотреть на то, как делаются позы, в больших и малых движениях, везде содержится боевое применение, это одна из отличительных черт тайцзицюань, который преподавал Чэнь Чжаокуй. Здоровье это основное свойство ушу (главная цель тренировок), боевое применение это признак, являющийся приоритетным в ушу, это «подлинность» ушу (функция самообороны). Когда Чэнь Чжаокуй преподавал тайцзицюань, он дважды разбирал форму, объяснял каждую позу и боевое применение каждого движения, беря за основу главный принцип тайцзицюань как самозащиты, он делал особый акцент на такие принципы боевого искусства как «нейтрализация и удар одно целое, удар это нейтрализация», или «тянуть и продвинуться вперед – провалить в пустоту, сжать и выйти», «следовать по ходу движения и использовать силу (противника Р.Р.)». В позе «ди и цзиньган дао дуй» (Первая «дух хранитель толчет в ступе»), первое и второе движения это когда противник бьет правым кулаком, вы сначала делаете технику пэн потом люй, нейтрализуете тянущим движением его поступательную силу и присовокупляете к нему силу своего люй (люйцзинь), вынуждая его поступательную силу упасть в пустоту. Следующее третье движение выброс усилия фацзинь, сверху тянущее движение (люй) снизу продвижение вперед (стопа давит на ногу противника). Четвертое, пятое и шестое движения, если противник отступает назад, вы быстро (можно с подскоком) одновременно по трем уровням верхнему, среднему и нижнему наносите удар, используя техники цзи (давление), ляо (подъем), пресечение, удар ногой, реализуется принцип «если двинулось одно, нет ничего, чтобы не двигалось», кисти доходят – стопы доходят, верх и низ координируются, противник будет повергнут. Это называется «На приход (поступательную силу противника Р.Р.) следовать по ходу движения с люй; на отход следовать по ходу движения с выбросом», на поступательную силу поступательная сила, на отступление отход, следуя сгибать сразу выпрямлять. Учитель Чэнь образно объяснял: «Это называется: он приходит - оказываем сердечный прием, он уходит - устраиваем почетные проводы». В «Цюань лунь» также говорится об этом: «Пользуясь изменениями противника проявлять чудеса». Такое объяснение метода позволяет изучающим ясно понимать боевое применение, содержащееся в каждом движении. Он на основе физики человеческого тела абсолютно четко разъяснял и детально разбирал различные принципы боевого искусства тайцзи – взаимной поддержки мягкого и жесткого, мягкого затягивания (ин) и жесткого выброса (фа), движения затягивания и выброса по спирали, сдвоенного использования нейтрализации и атаки, обоюдной смены полного и пустого, уклоняться от полного бить по пустому, зашуметь на востоке ударить на западе, испугать сверху применять снизу, затянуть и продвинуться уронив в пустоту и т.д. Преподавая тайцзицюань, Чэнь Чжаокуй часто наставлял: «Каждое движение, даже самое незначительное переходное движение, все содержит боевое применение, нельзя относится к ним с небрежностью». Поэтому у людей изучавших тайцзицюань у наставника Чэня осталось ощущение «понятности» того, что они, собственно, изучают.
Отдельно о практике даньши (тренировки отдельных поз). Учитель Чэнь часто повторял: «Нет гунфу (гун - работа, труд, фу – время, т.е. постоянные тяжелые тренировки Р.Р.) техника тоже пустая; гунфу не проявляется - техника бесполезна, основная суть это гунфу». Как проявляется гунфу? Он делал ударение на взаимодополнении тренировок трех аспектов: тренировки таолу (формальной последовательности), тренировки туйшоу (толчки руками), тренировки даньши (отдельные позы), тогда возможно проявление гунфу. Он говорил: «Туйшоу это инструмент для проверки правильности поз в формальной последовательности, тренировка формы это база для туйшоу, тренировка даньши это проявление гунфу и основное звено к применению в саньда (реального поединка)». Учитель Чэнь делал особый акцент на тренировке даньши. Он говорил: «Применения движений некоторых поз нельзя использовать в туйшоу, например технику локтей и ног, удары, циньна (техника заломов и захватов), удары по точкам, некоторые движения с быстрым выбросом силы также не могут практиковаться одно за другим в таолу, человек тогда устает и сбивает дыхание». Поэтому он держался такой точки зрения, что нужно выбирать каждое движение с выбросом силы из таолу и практиковать их по отдельности в тренировке даньши, тренировать с выбросом силы каждое боевое применение. Только имея подобное стечение обстоятельств можно правильно применять. Чэнь Чжаокуй говорил: «Те, кто говорят, что повседневно тренироваться и отрабатывать нужно чем медленнее, тем лучше, а при ударах скорость будет естественной и быстрой – обманщики». Кроме этого, каждый аспект – изменения силы в туйшоу, в форме, движение силы в технике приемов, трех внешних и внутренних соответствий, троекратное усилие, все имеет отдельный подход. Он рассматривал туйшоу только как один из методов тренировки, как этап обучения, самый последний – это саньда (реальный поединок). Он не одобрял занятия туйшоу только в фиксированной стойке, он выступал за многочисленные занятия свободных рук (саньшоу) в передвижениях. Разумеется, в саньшоу тоже должно быть выражено усилие скручивания (чаньсыцзинь), проявляться особенности способов боевого применения тайцзицюань – тянуть и продвинуться и уронить силу противника в пустоту, и тянуть и продвинуться, раскрепощенный и подвижный, упругий и встряхивающий выброс силы. Кроме того, он еще делал упор на тренировку базовых упражнений, например «стояние столбом», встряхивание длинного шеста, скручивание палки (тайцзичи) и другие упражнения на развитие поясницы и ног.
 
 (10) Мелодия силы, красота форм
 
По причине того, что Чэнь Чжаокуй твердо настаивал на том, что движения должны соответствовать четким правилам, движения в его форме необычайно красивы. Он говорил: «Так, как позы в форме соответствуют содержащимся в них требованиям к боевому применению, движения следуют одно за другим и имеют ритм, и быстрые и медленные, постоянно меняются, позы элегантны, может возникнуть ощущение, что это из области художественного искусства».
С точки зрения эстетики, искусство формы, которую преподавал Чэнь Чжаокуй выражалась главным образом в эстетике симметрии, эстетике ритма, эстетике раскрытия – сжатия, эстетике спирали, эстетике погружения и легкости, эстетике мысли. В «Словаре Нюйцзинь» дается такое определение «симметрии»: «Рождение чувства прекрасного от соответствия различных частей целого, их последовательности, равновесия, гармонии, нахождении компромисса в одном физическом теле». Поэтому симметричное усилие в движениях (когда они выполняются точно и красиво) может вызвать у людей эстетическое чувство прекрасного. Эстетика ритма выражается в специфической мелодии силы, одной из отличительных свойств тайцзицюань семьи Чэнь, заключенной во взаимном порождении и поддержки быстрого и медленного. Кроме этого у людей возникают эстетические чувства, причины которых мы рассмотрим ниже.
Эстетика раскрытия – сжатия. Чэнь Чжаокуй акцентировал особое внимание на раскрытии – сжатии. «Если встречается кай (раскрытие), обязательно есть хэ (сжатие), встречается хэ – непременно есть и кай», «в кай заключается хэ, в хэ заключается кай». Особенно это касается области груди, на примере одного из требований в тайцзицюань «втягивания груди» учитель Чэнь объяснял: «Грудь имеет кай имеет хэ, если грудь втягивается (хэ), то спина растягивается (кай), спина втягивается – грудь растягивается». А также он настаивал: «В спирали растягивание, в спирали сжатие». Хотим кай – сначала хэ, хотим хэ – сначала кай. Выброс подобен раскату грома (кай Р.Р.), накопление подобно спеленатому младенцу (хэ Р.Р.) … … поэтому, когда Чэнь Чжаокуй делал форму, то неожиданно притаивался неожиданно проявлялся, внезапно раскрывался внезапно сжимался, было взаимное содержание кай и хэ. Иногда бывает сверху кай снизу хэ, снизу хэ сверху кай; кисти кай стопы хэ, стопы кай кисти хэ; стопы кай колени хэ, стопы хэ бедра кай, везде и всегда есть одно кай одно хэ, в момент кай энергия наполнена, дух возбужден; в момент хэ дух внутренне сосредоточен, целиком и полностью. Учитель Чэнь давал образную характеристику выполнения формы на примере изготовления шутихи: чем ее плотнее скрутить, тем оглушительней она взорвется. Везде это аккумуляция, везде возможен взрыв. «В сжатии все тело мягкое будто без костей, внезапное раскрытие (проявляется) в кистях». От подобного скрытного и прямого, широко раскрывающегося и плотно сжимающегося раскрытия – сжатия люди испытывают эстетическое удовольствие. 
Эстетика спирали. В кулачном искусстве поясница является осью, внутреннее вращение даньтянь является стержнем, все тело это спиральное усилие, каждая часть тела вращается сама и вращается вокруг общей оси, не круг так дуга, не шунь так ни, внутри вращается снаружи вращается, скручивается запястье вращается рука, скручивается голеностопный сустав вращается колено, спираль поднимается и опускается. Все тело как один крутящийся упругий мяч, и каждая часть тела, каждое сочленение это спиральная сфера. Такой ритм спиральной силы вызывает у людей живой интерес. Некоторые движения по форме напоминают прыгающего вперед и крутящегося гибкого тела дракона. Это как описание написания иероглифа «дракон» в стиле цаошу (скоропись Р.Р.): «Змея стремительно вползает в нору, внезапный ливень с ветром шумно наполняют зал», «под кончиком кисти электрический ток, иероглиф получается как движения извивающегося дракона». От такого свободного и стремительного имеющего жесткую силу и вместе с тем податливого естественного вращения у людей возникает эстетическое удовольствие.
Эстетика легкости и погружения. Красота движений в тайцзицюань семьи Чэнь это красота природной естественности. Не только жесткая и мягкая сила, совсем как сказано в «Цюань лунь»: «Четыре конечности пускаются в ход, ци и форма вовне, внутри поддерживается тишина и тяжесть, это жесткость; ци скапливается внутри, снаружи проявляется легкость и спокойствие, это мягкость». Инь, мягкость, легкость и подвижность подобны ветру с мелким дождем; ян, жесткость, погруженность и завершенность подобны несокрушимой мощи удара грома. «Легкий как тополиный пух, прочный как бронза и камень, решительность сравнима с броском тигра, быстрота сравнима с полетом сокола, двигаться подобно воде, стоять подобно горе». «Изящество стеснительной девушки, свобода свирепого тигра, спускающегося с горы». Некоторые так сравнивают проявление легкости и мягкости тайцзицюань: «погружение рыбы (в пучину), опускание дикого гуся (на воду)». Рыба в воде находится на одном месте и слегка шевелит плавниками, иногда встряхивает всем телом и внезапно в одно мгновение погружается по спирали вниз; дикий гусь летит в воздухе и снижается, все тело раскрывается и он стремительно опускается вниз. Стабильное погружение и легкая подвижность, для людей это образец эстетики раскрепощенности, спокойствия, погружения и равновесия. Когда учитель Чэнь выполнял позы «лениво подоткнуть одежду», «одиночный хлыст», «пойти по косой», у людей возникало подобное ощущение обладания и погружения и легкости. «Обладание и легкостью и погруженностью, внутреннее содержание и жесткости и мягкости» это высочайшее искусство в тайцзицюань, вместе с раскрепощенной подвижностью и упругим встряхиванием, о которых говорилось раньше, является проявление классической формы такого искусства обладания и погруженностью и легкостью.
Эстетика мысли. Удовольствие это одно из проявлений жизненной силы. Замысел и расстановка по порядку поз в формальной последовательности тайцзицюань, который преемствовал и передавал учитель Чэнь научны, формы эстетичны, ученики получают от обучения удовольствие. Учитель Чэнь часто говорил: «Непременно нужно находиться в радостном настроении, тренируясь с эмоциональным подъемом тренируешься хорошо». Поэтому, выходя на площадку для занятий обязательно нужно очистить сердце и мысли, сосредоточенно и целеустремленно, выполнение формы это не только тренировка боевого искусства, помимо практики боевого искусства происходит также этическое и моральное очищение, укрепляются не только мышцы, еще также пробуждается сила духа. Кулачным боем передается дух. Упражняясь тайцзицюань нужно воплощать принципы: противник не наносит мне вреда, я не наношу вреда противнику, противник хочет причинить мне вред, я обязательно использую его силу и исправляю его дух. Такая уступчивость является прекрасной моралью, не выпячиваясь и не тушуясь, с легким и свободным видом реализуется в жизни суть боевого искусства. Такие свойства, как благородный дух, мораль и сознание, которыми пропитано каждое движение, и которые проявляются во вне, старые мастера ушу назвали «божественная рифма», в чем люди видели эстетику мысли. Чэнь Синь в «Цюань лунь» также упоминает, что в занятиях должен быть одухотворенный внешний вид. Он пишет: «Движение единого духа называется одухотворенностью, одухотворенность не далека от настроения, настроение недалеко от истинной связанной причины. Сердце безыскусно стремиться к занятиям, тогда упражнения не далеки от прекрасного вида. Спросите почему упражнения не далеки от прекрасного вида? В начале руководствуются правилами, продолжая преобразуют правила, в конце одухотворяют правила. Мои упражнения как небесные цветы опадающие на землю, люди в сердцах от восхищения хлопают в ладоши. Внутри есть настроение, снаружи есть одухотворенность, поистине как чистота небес и свежесть ци, как успокоение теплого ветерка, как весенний туманный пейзаж, большой скрытый смысл. Как у прогуливающегося человека трогает взгляд и волнует душу миловидность свисающих цветов ивы, прелесть чистоты горных вод, как запечатлевается в памяти обращенный к ним устремление духа, поистине прекрасный вид! Прекрасный вид кулачного искусства, может вызывать приятную улыбку». Если заниматься подобным образом, можно считать, что достигнут высочайший уровень единства духа и формы.
Очевидно, что вся эстетика, о которой говорилось выше, целиком и полностью заключается в боевом применении. Боевое применение это жизнь и душа искусства таолу (формальных комплексов Р.Р.) в ушу, нет боевого применения нет и боевого искусства. Если нет в движениях боевого применения, тогда можно назвать это танцами. Акцентом на боевом применении добиваются отточенности, в таолу будет выражена эстетика резкости, собранности, завершенности, многочисленных метаморфоз за одно мгновение; акцентом на боевом применении добиваются мастерства использования энергии и силы, в таолу проявляется эстетика быстроты,  жесткости ян

Отличительными чертами боевого применения тайцзицюань являются мягкая нейтрализация и жесткий выброс, тянущим продвижением провалить (силу противника Р.Р.) в пустоту, механизм «четырьмя лянами (мера веса 1/10 цзиня) отбить тысячу цзиней (мера веса, равная 0,5 кг)», выражение в формальной последовательности это мягкость и жесткость, раскрытие и сжатие, легкость и погруженность. Вследствие чего превосходно объединяются внутреннее содержание (боевое применение) и внешняя форма (движения). Например, в позах «изумрудный дракон выходит из воды», «приласкать лошадь» тело подвижно, плечи раскрепощены, шаги устойчивы, выброс силы раскрепощенный, живой, пружинистый и встряхивающий, внешняя форма с широкой амплитудой. Если бы во внешней форме были поднятые плечи, прогнутая поясница, вогнутая спина, оттопыренные ягодицы, то в боевом аспекте применение движений невозможно. Разумеется, эти требования нужно настойчиво осуществлять на практике в течение длительного времени, не прекращая осознавать их внутреннюю суть, не прекращая проникаться ими, повышать и сублимировать. 
Итак, эстетика тайцзицюань семьи Чэнь это исконное свойство внутреннего содержания идеи осуществления на практике техник атаки и защиты. Я считаю, что основываясь на боевом применении, содержащимся в каждом движении, утончается эстетика движений в традиционных комплексах, что в полной мере позволяет развиваться трем составляющим: здоровью, эстетике, боевому искусству, и это является отличительной особенностью искусства учителя Чэнь Чжаокуя, а также является истинным направлением развития тайцзицюань.
 
 
3
 
Семь лет прошло с тех пор как нет учителя Чэнь Чжаокуя. В годы «культурной революции» он испил до дна горькую чашу дискриминаций и невзгод, его преследовали неудачи, жизнь была тяжелой. Тем не менее, его боевое искусство, напротив, привлекало внимание своим искрящимся сиянием. Он унаследовал самую суть боевого искусства семьи Чэнь, развивал его наивысшее проявление, несомненно он был одним из самых выдающихся наставников клана Чэней. В целях продолжения, исследования, распространения тайцзицюань семьи Чэнь, в качестве его последователя, я с полной ответственностью упорядочил теорию и практику того искусства, что он преподавал при жизни, для лучшего распространения тайцзицюань семьи Чэнь, и вместе с тем посредством этого выражаю память об Учителе. 
В 1977 году, когда наставник Чэнь и младший брат (младший соученик в семейной школе ушу Р.Р.) Чэнь Юй (сын Чэнь Чжаокуя Р.Р.) в первый раз проживали у меня дома в Шицзячжуане, мы обсуждали содержание книги по тайцзицюань семьи Чэнь и его боевого применения, для расширения круга любителей тайцзицюань. Тогда учитель Чэнь предложил мне вместе помочь осуществить этот план. К сожалению, учитель Чэнь рано покинул нас и еще не законченное дело легло на наши плечи. Для воплощения в жизнь того наследства, распространения и развития тайцзицюань семьи Чэнь – дела всей его жизни, с 1982 года я приступил к упорядочиванию черновых записей в пяти тетрадях, которые вел с 1972 по 1980 годы занимаясь у учителя. Учитель Чэнь доверил мне письма и учебные материалы, в которых он приступил к созданию книги, для реализации того, чего он давно хотел. После того, как я закончил упорядочивание черновых записей, в 1983 году я передал их старшему брату (старшему соученику по школе Р.Р.) из Шанхая Вань Вэньдэ для проверки и утверждения и попросил его внести свои поправки. Позже в 1987 году, они были изданы в качестве учебного пособия и распространены среди любителей тайцзицюань семьи Чэнь с тем, чтобы они изложили свои точки зрения. Основываясь на этом, я повторно отредактировал материалы, в результате чего появилась эта книга. 
На самом деле эта книга является ценным источником секретов, передаваемых в поколениях клана Чэнь. На горе Цинчэн в Сычуане есть такая парная надпись на колоннах: «Лишь у известной горы может остановиться небожитель, это истинная история лишь говорится просто». Известный писатель Горький также писал: «Все выдающиеся вещи являются простыми». Чэнь Чжаокуй передавая эти секреты пользовался простым языком, во избежание возможного перефразирования, мы максимально сохранили первоначальный вид записей, кроме некоторых доработок в систематизации не делалось значительных изменений текстов. Поэтому, когда начинаешь с ними работать, возникает ощущение одновременной простоты и сложности текстов. Однако, если вы хотите всерьез их изучать и исследовать (в сочетании с изустным преподаванием) вы сможете убедиться в том, как подробно, скрупулезно и научно они все объясняют, как квалифицированно они составлены.
 Когда Чэнь Чжаокуй преподавал тайцзицюань (особенно когда разбирал на составные части позы и объяснял даньши), то часто говорил, что в одной позе много применений, вплоть до того, что в каждом движении есть несколько боевых применений, всесторонне рассматривал почему делается именно так, а не иначе. Однако, в этой книге есть лимит по объему и мы выбрали наиболее важные из них, более исчерпывающую информацию, основанной на записях уроков учителя Чэня мы опубликовали в книге «Боевое применение тайцзицюань семьи Чэнь». Я также попробовал продемонстрировать стиль преподавания первой и второй формы (паочуй) учителя на видеокассетах, которые также можно использовать в качестве дополнительного материала к этой книги для сверки и обучения.
«Мастерство живописи это дух». Хотя мы сформулировали изложение этих форм, основываясь на подробных движениях учителя Чэня, нет возможности передать его дух. Когда он практиковался, то ритм его движений был отчетливый, манера многообразна, инь сменялся ян, строгие и легко понятные, жесткость управляется мягкостью, в мягкости заключается жесткость, в раскрытии есть сжатие, в сжатии есть раскрытие, движение как убегающий заяц, покой как девственница, легкость как плывущие облака, стабильность как у горы. Обдуманно с серьезностью, с непреодолимой силой духа, наполненность как у паруса под ветром, натянутость как у растянутого лука, сгибание и складывание как перекатывание волн, туда и обратно как мчится гонец с вестями. Вся его форма это как звучание музыки, как красота пейзажей на картине, он обладает такой эстетикой, что люди смотрят и не могут насмотреться.
 
                                                                                  Ма Хун
 
                                                                7 мая 1988 года, г.Шицзячжуан,
                                                                 улица Циньюаньцзе, д.6.                    




вернуться назад


Сделано в cтудии Станислава Якуббо - создание и продвижение сайтов; Дизайн: Степанов Артем

Санкт-Петербург, Цинлун © 2004-2017
 Яндекс цитирования
На правах рекламы: